+7 85594 6-37-27
Обратная связь

Страница «БИЗНЕС ONLINE. Виктор Чудин, НПО «НТЭС»: «Научный продукт в чистом виде в России никому не нужен»» добавлена в каталог.

Контактная информация

Контакты
Задать вопрос

БИЗНЕС ONLINE. Виктор Чудин, НПО «НТЭС»: «Научный продукт в чистом виде в России никому не нужен»

29.09.2016
БИЗНЕС 29 СЕНТЯБРЯ 2016 ГОДА

Виктор Чудин, НПО «НТЭС»: «Научный продукт в чистом виде в России никому не нужен»

Как бугульминское малое предприятие из 18 человек выросло в приборостроительную компанию, известную не только в России, но и в странах СНГ

«Мы можем завоевать рынок только уникальностью продукции и опережением зарубежных конкурентов», — поделился руководитель и совладелец ООО НПО «НТЭС» Виктор Чудин. Он рассказал, как 25 лет назад ученый, начальник лаборатории ТатНИПИнефть резко поменял свою жизнь — создал малое предприятие и увел за собой в мир бизнеса весь коллектив лаборатории. За эти годы его компания стала одним из самых сильных наукоемких предприятий России в сфере технологий учета продукции, добываемой из нефтяных скважин.

«Технология создания продукта в нашей компании аналогична зарубежной. Ведем весь процесс — от идеи до ее воплощения в жизнь»«Технология создания продукта в нашей компании аналогична зарубежной. Ведем весь процесс — от идеи до ее воплощения в жизнь»

УШЕЛ ИЗ ЛАБОРАТОРИИ И УВЕЛ ЗА СОБОЙ ВСЕХ СОТРУДНИКОВ

— Виктор Иванович, вы начинали в науке, а в 90-е годы вдруг решили уйти в бизнес. Что вас заставило так кардинально изменить свою жизнь?

— Наукой я мечтал заниматься с юности. После института работал конструктором в управлении «Северо-западных магистральных нефтепроводов», оно тогда располагалось в Бугульме. Но решил перейти в институт «ТатНИПИнефть», причем на значительно меньшую зарплату и только для того, чтобы набраться опыта, стать настоящим ученым. Там я проработал 8 лет, дослужился до начальника лаборатории. Я благодарен судьбе, что она меня определила работать в институт «ТатНИПИнефть». В те времена там была очень свободная атмосфера для творчества, и те, кто хотел им заниматься, без всякого сопротивления со стороны администрации это осуществляли. Но пришли другие времена, началось кооперативное движение, тогда и появился интерес к собственному делу. Помню, как в 1990 году в Бугульму приехал из Москвы какой-то профессор, который прочитал серию лекций о ведении бизнеса. От института «ТатНИПИнефть» на эти лекции направили меня. Информация, услышанная на этих лекциях, стала для меня открытием. А кто устоит от соблазна видеть плоды своего творческого труда, используемые в большом количестве в обществе? Вот именно это и стало причиной ухода из прикладной науки в бизнес.


— А под крышей института нельзя было остаться?

— Полагаю, что нет. Вы знаете, как тогда строилась работа в институтах? Примерно так: в каждой лаборатории один-два человека генерируют идеи, становятся их проводниками, какая-то часть сотрудников — хорошие исполнители. И немалая часть — откровенный балласт, как правило, чьи-то дочки-сыночки, которые на работу приходили просто отметиться. Кроме того, в институте в то время было сложно продвигать созданные нами новые продукты, чтобы они получили тиражирование. И в 1991 году я рискнул — ушел из лаборатории, при этом увел с собой всех сотрудников. И мы создали новую организацию.

«В начале пути нас было всего 18 человек, сейчас — 245. Главное — создан хороший и грамотный коллектив и — наша гордость — инженерная школа»«В начале пути нас было всего 18 человек, сейчас — 245»

— Увели сотрудников?! И как руководство института на это отреагировало?

— Все происходило цивилизованно, никаких подпольных действий я не предпринимал: сначала провел переговоры с руководством института, потом обратился в «Татнефть» — базовое предприятие ТатНИПИнефти, потому что я вел за собой коллектив и не мог оставить людей без работы.

— А с какими трудностями пришлось столкнуться?

— Первая трудность, с которой я столкнулся, — это противостояние со стороны начальника отдела моему уходу из института вместе со всем коллективом лаборатории. Он даже инициировал собрание, на котором пугал коллектив будущими безденежьем и безработицей, если они решат уйти со мной в новое малое предприятие. Но коллеги поверили мне и пошли за мной. И я очень благодарен им за это доверие, которое, надеюсь, оправдал. Еще я очень благодарен директору института — Рустаму Хамитовичу Ибатуллину, ныне покойному, и в то время главному инженеру «Татнефти» Тахаутдинову Шафагату Фахразовичу, которые также поддержали мое решение.

Вторая трудность чисто психологическая: я несколько ночей не мог спать, пока не получил регистрационные документы на новую компанию, потому что понимал, какой груз ответственности я взял на себя и что обратного пути нет.

«ПРИХОДИЛОСЬ МНОГО УЧИТЬСЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ И НА СВОИХ ОШИБКАХ»

— И с чего начали свой бизнес? Ведь вы уходили практически в никуда...

— Не совсем так. В институте фактически наша лаборатория была ликвидирована. Но, когда мы уходили, договорились с руководством института, что наша новая малая компания будет продолжать все работы, что велись в рамках института. И ТатНИПИнефть, в свою очередь, уже выступал в качестве заказчика, что, конечно, на первых порах для меня и коллектива нового предприятия явилось существенной финансовой поддержкой.

— То есть ваша новая компания занималась тем же, что и ранее лаборатория в институте — прикладной наукой? А когда поняли, что этого недостаточно и нужно производить готовый продукт?

— Довольно быстро. В самом начале предполагалось, что основной деятельностью компании будут научные разработки. Но уже спустя два месяца мне стало понятно: научный продукт в чистом виде в новой России никому не нужен. Да, честно говоря, как и в России сегодняшней. Всем нужен материализованный продукт: условно говоря, не просто чертежи телефона, а именно телефон, действующий и работающий. В общем, не было бы счастья, да несчастье помогло — в данном случае крайне бедственное положение завода «Нефтеавтоматика». Мы арендовали производственные помещения завода вместе со станочным оборудованием, сотрудники завода также стали работать на нашу компанию и быстро развернули производство большой номенклатуры продукции на основании тех наработок, которые были сделаны нами за годы работы в ТатНИПИнефти.

«К сожалению, порядка 40 процентов комплектующих приобретаем за рубежом, те же электронные компоненты — сегодня в России их не производят»

— Но согласитесь, разрабатывать и проектировать изделия — это совсем не одно и то же, что их производить и, главное, продавать! Как вам удалось так быстро все это освоить?

— А тогда это для всех было внове. Приходилось много учиться, в том числе и на собственных ошибках. К примеру, в первое время я даже не знал, что на предприятии нужна такая важная структура, как бухгалтерия. И, конечно, я ничего не смыслил в продажах. Однако уже через два-три месяца у нас, наверное, у первых на юго-востоке республики, появился отдел маркетинга. И хотя мы смутно понимали, что означает понятие «маркетинг», на него были возложены функции продажи произведенных компанией изделий. Потом, конечно, отдел маркетинга был переименован в отдел реализации. Мне пришлось изучать все нюансы ведения бизнеса самому, читать книги по экономике, маркетингу, просто по-другому выстроить дело в то время было невозможно.

— Что вы производили и пользовались ли эти изделия спросом?

— То, что сами разрабатывали: приборы для учета нефти, газа и воды при ее добыче, насосное оборудование, различные устройства для решения проблем подъема жидкости со скважин. Проблем с реализацией не было вообще: в стране в то время существовал товарный голод. У нефтяников были деньги, но по предложениям со стороны производителей ощущался сильный дефицит. Так что мы получили хороший старт, честно признаюсь, зарабатывали столько, что не знали, куда эти деньги потратить.

«Главная проблема российского бизнеса — это низкие темпы работ в области создания новых технологий и продуктов в силу нехватки грамотного персонала»«Главная проблема российского бизнеса — это низкие темпы работ в области создания новых технологий и продуктов в силу нехватки грамотного персонала»

«НАШИ ИЗДЕЛИЯ ЗНАЮТ ОТ КАЛИНИНГРАДА ДО САХАЛИНА»

— А сегодня какую продукцию выпускаете?

— Компания выпускает продукцию, предназначенную для предприятий, которые занимаются нефтедобычей. Наша продукция — это приборы в области расходометрии, а также пробоотбора. Расходомеры, которые мы предлагаем, — это многофазные измерительные системы, предназначенные для измерения количества нефти, воды и газа, которые поднимаются в смешанном виде из скважин. Эти расходомеры уникальны, причем в компании производятся несколько их типов. Пробоотборники тоже уникальны в своем роде. Они позволяют отбирать пробы нефти из потока нефтегазовой смеси с высокой представительностью. Для применения в расходомерах и пробоотборниках компания производит контроллеры — это так называемые промышленные компьютеры. Кстати, программное обеспечение для всех наших изделий также создаем мы сами.

— Все изделия — это полностью ваши разработки?

— Все создано и разработано специалистами нашей компании. Технология создания продукта в нашей компании аналогична зарубежной. Сначала изучается проблема, затем идет поиск идеи для ее решения. Потом поиск технического решения для реализации идеи, создание конструкторской документации, опытного образца. После его исследования создается промышленный образец, выпускается первая опытная промышленная партия, опыт использования которой тщательно изучается и корректируется. И, наконец, запуск в серийное производство. То есть ведем весь процесс — от идеи до ее воплощения в жизнь.

«Нет хорошего отечественного инструмента и станков. И в то же время таможенные пошлины на ввозимые из-за рубежа станки весьма высоки»

— А комплектующие покупаете или тоже производите?

— К сожалению, порядка 40 процентов комплектующих приобретаем за рубежом, те же электронные компоненты — сегодня в России их не производят. Часть металла покупаем в Германии, потому что у нас его качество оставляет желать лучшего. Пластмасса тоже импортная, поскольку отечественная не подходит для нашего производства.

— А почему, на ваш взгляд, у нас никто не занимается вопросами качества сырья?

— Для этого нужно, чтобы были жесткие требования со стороны промышленности, а таких требований пока нет, или их просто не слышат.

— Основной ваш клиент — «Татнефть»? Продаете ли вашу продукцию по России, за рубежом?

— В самом начале своей деятельности основным покупателем нашей продукции была, конечно, компания «Татнефть», тогда еще производственное объединение — ПО. Но, следуя японской заповеди «Если у тебя один покупатель, значит, у тебя нет покупателя», мы планомерно расширяли географию поставок своей продукции. Рынок, который потребляет нашу продукцию, весьма широк — это все крупные нефтяные компании, расположенные на территории России, а также малые нефтяные компании. Одним словом, наши изделия знают от Калининграда до Сахалина. Кроме того, продукция компании применяется практически во всех нефтяных компаниях, которые работают на территории Казахстана. Успешно применяются наши приборы в Узбекистане, Азербайджане, Туркмении и Беларуси.

ПРЕИМУЩЕСТВО — В ОПЕРЕЖЕНИИ

— Есть ли у вас конкуренты в Татарстане, России? Насколько конкурентна продукция вашей компании по сравнению с зарубежными аналогами?

— Продукция, которая производится нашей компанией, конечно, имеет аналоги. Это и логично: раз есть спрос на решение какой-либо проблемы, то будет и предложение. Благодаря тому, что наши продукты по каким-то характеристикам, параметрам, по своим потребительским качествам несколько превосходят как российские, так и зарубежные аналоги, то именно им нередко отдается предпочтение со стороны потребителей.

— А в чем конкретно ваше конкурентное преимущество?

— Мы живем на территории, где базируется крупная нефтяная компания, и фактически «Татнефть» — наша экспериментальная площадка. Мы досконально знаем все их технологические вопросы и поэтому работаем на опережение. Другого преимущества нет. Ведь не секрет, что продукция машиностроения и приборостроения российского производства дороже импортных аналогов. Почему? Да потому что чтобы производить конкурентную продукцию, ее надо изготавливать на своих станках с использованием своего инструмента, своих комплектующих и материалов. Сегодня это невозможно сделать, потому что станкостроения сегодня в России нет совсем. Мы ни один станок не можем купить в России, все станки и инструменты покупаются за рубежом. Я уже не говорю о материалах. Как же будет дешевле? Никак! Мы можем завоевать рынок только уникальностью продукции и опережением своих потенциальных зарубежных конкурентов.

«Наши вузы очень сильно снизили качество подготовки конструкторов, программистов, электронщиков, технологов, инженеров»«Наши вузы очень сильно снизили качество подготовки конструкторов, программистов, электронщиков, технологов, инженеров»

— Как вы считаете, чего не хватает отечественным производителям, чтобы они могли составить серьезную конкуренцию зарубежным компаниям? И вообще, какие, на ваш взгляд, есть проблемы у российского бизнеса?

— Начну с налоговой нагрузки. На мой взгляд, она для российских промышленников не высока и вполне либеральна. Российскому производителю сегодня не хватает рынка квалифицированных кадров. Наши вузы очень сильно снизили качество подготовки конструкторов, программистов, электронщиков, технологов, инженеров. Политика государства в свое время сделала все эти профессии непопулярными, зато наплодила много экономистов, юристов и бухгалтеров. Нет рынка квалифицированных рабочих специалистов, особенно это проявляется в малых городах. Как я уже отмечал, очень большая проблема в низком качестве металлического проката, резины, пластмассы. Нет хорошего отечественного инструмента и станков. И в то же время, таможенные пошлины на ввозимые из-за рубежа станки весьма высоки. Нет дешевых кредитов. По этой причине за 25-летнюю историю компания ни разу не брала кредит. Конечно, в этом мало позитива, поскольку темпы роста компании замедляются. Хорошее здесь только одно — мы не попали в кредитную кабалу. И главная проблема российского бизнеса — это низкие темпы работ в области создания новых технологий и продуктов в силу нехватки грамотного персонала.

«СПЕЦИАЛИСТОВ ИЩЕМ ПО ВСЕМУ СВЕТУ»

— Вы часто ездите за рубеж. Чем отличается ведение бизнеса в России и за рубежом?

— Да, за рубежом я бываю. И не только я лично, туда выезжают и мои сотрудники. Кстати, внешне наша компания уже мало отлична от передовой зарубежной. Если говорить о различиях бизнеса в общем, то за рубежом более совершенные и гармоничные процессы и технологии. В зарубежных компаниях в глаза сразу бросается отсутствие закрытых складов хранения материалов и комплектующих, у них нет столько работников складов, как это принято у нас. Там меньше воруют или не воруют совсем. У них дешевле и доступнее станочное оборудование и инструмент. Я уже не говорю о более качественном металле, пластмассе и резине... Наконец, у них есть сервис, который хорошо развит в области кооперации. Там на постоянной основе и с очень длинной историей работает система по подготовке и обучению будущих кадров и хорошо развита дуальная система обучения. То есть они обеспечивают себе будущее за счет постоянной подпитки квалифицированными кадрами, а это означает, что они будут производить хороший и качественный продукт. Все это необходимо внедрять и у нас. Мы в этом направлении тоже пытаемся работать. Но наше дуальное обучение находится в самом начале пути, и у него пока нет государственной поддержки.

«За 25 лет удалось создать известную на рынке компанию с хорошим именем, собственными административными и производственными площадями»«За 25 лет удалось создать известную на рынке компанию с хорошим именем, собственными административными и производственными площадями»

— Вы говорили о проблеме с кадрами, а как вы подбираете сотрудников?

— Квалифицированных рабочих, можно сказать, растим сами — у нас очень тесные контакты с Бугульминским механическим техникумом, мы помогаем в организации дуального обучения, ребята проходят у нас практику, а после учебы мы принимаем их в нашу компанию. Причем предварительно направляем на подготовку, например, в Москву и Италию. Плотно сотрудничаем с Альметьевским нефтяным институтом, студенты этого института — наши частые гости. Сотрудничаем и с Московским нефтяным институтом. Ну а хороших конструкторов, технологов, механиков, программистов ищем по всему свету.

— Чего удалось достичь и что не получилось за четверть века вашей компании?

— За 25 лет удалось создать известную на рынке компанию с хорошим именем, собственными административными и производственными площадями. В начале пути нас было всего 18 человек, сейчас — 245. Главное — создан хороший и грамотный коллектив и — наша гордость — инженерная школа. Это школа инженеров-исследователей, конструкторов, где воспитывается молодое поколение, где есть традиции. Ну а если говорить о том, чего не удалось достичь, то растем не так быстро, как хотелось. Причину я уже называл: не берем кредитные средства, рассчитываем только на свои силы, на ту прибыль, которую заработали.

— Какие экономические результаты ожидаете по итогам текущего года?

— 2016 год для нас, как и предыдущие годы, удачен. Ожидаем хорошую выручку по отгрузке продукции. Если говорить о рентабельности, то она у нас высокая. Все же наша компания выпускает наукоемкую продукцию.

«Растем не так быстро, как хотелось - не берем кредитные средства, рассчитываем только на свои силы, на ту прибыль, которую заработали»«Растем не так быстро, как хотелось, — не берем кредитные средства, рассчитываем только на свои силы, на ту прибыль, которую заработали»

БУДУЩЕЕ КОМПАНИИ НА 100 ЛЕТ ВПЕРЕД

— Как вы считаете, какие перспективы у вашей компании в будущем?

— Как-то в середине 90-х годов я посетил в Москве завод «Водоприбор». Над проходной завода была закреплена доска, на которой было написано, что этот завод был основан в октябре 1892 года. И по настоящий момент он успешно работает, и его продукция востребована. В октябре этого года ему исполняется 124 года. Вот мой ответ на перспективы нашей компании. Я очень хочу, чтобы через 124 года и более лет компания НПО «НТЭС» отмечала дату своего основания, говорила об очередных успехах и вспоминала о его создателях и тех продуктах, которые производила 100 лет назад.

— Вы ученый, бизнесмен, руководитель, а в свободное время чем занимаетесь?

— Мое хобби — это творчество в области техники. Люблю строить, если бы не занимался приборостроением, то был бы строителем. С удовольствием занимаюсь домом, внуками.

«Главное — создан хороший и грамотный коллектив и — наша гордость — инженерная школа»«Главное — создан хороший и грамотный коллектив и — наша гордость — инженерная школа»

— Какой проступок человека вы бы не смогли простить?

— Предательство и попустительство, которое привело к трагедии.

— Можете кратко сформулировать: успешный человек — это...

— ... тот, кто занимается любимым делом, и каждый день с огромным удовольствием стремится попасть на свое рабочее место. Тот, кто видит плоды своего труда и творчества на службе у многих других людей, и они благодарны ему за этот труд. У которого есть семья, и он счастлив быть с ней вместе.

Визитная карточка компании

Научно-производственное общество с ограниченной ответственностью «Новые Технологии Эксплуатации Скважин» — ООО НПО «НТЭС» — было создано 1 августа 1991 года в Бугульме РТ.

Количество сотрудников: 245 человек.

Производственные мощности

Оборудование по металлообработке листа, круга. Сварочное оборудование, в том числе роботизированное. Полуавтоматические линии по сборке печатных плат. Станки с ЧПУ, метрологическое оборудование, включая проливные эталоны. Общая производственная площадь — около 7 тыс. кв. метров

Компания производит средства измерения расхода нефти, газа и воды, мультифазные измерительные установки для измерения расходных параметров нефти, газа и воды, пробоотборные устройства, как автоматические, так и ручные.

География продаж — все крупные нефтяные компании России: «Лукойл», «Роснефть», «Татнефть», «Башнефть», «РусНефть» и т. д., малые нефтяные компании. Нефтяные компании на территории Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, Азербайджана и Беларуси.

Крупные потребители компании: «Лукойл», «Роснефть», «Татнефть», «Башнефть», РД «КАзМунайГаз» (Казахстан), СОКОР (Азербайджан), Узбекская нефтяная компания (Узбекистан), «Турменнефть» (Туркменистан).

Визитная карточка руководителя

Виктор Иванович Чудин родился 30 апреля 1956 года в поселке Уруссу Ютазинского района РТ. Окончил Уфимский нефтяной институт (годы учебы 1977 - 1982).

После окончания вуза работал в управлении «Северо-западных магистральных нефтепроводов», затем в институте «ТатНИПИнефть» в качестве научного сотрудника, заведующего лабораторией отдела добычи нефти института.

С 1991 года директор и совладелец ООО НПО «НТЭС».



К списку материалов